По древнему Ливонскому тракту: Дворец Борха

Путь крестоносцев в южную Латгалию лежал по течению Западной Двины: летом — по воде, зимой — по замерзшему руслу реки. В северную же Латгалию можно было попасть по сухопутной дороге, которая соединяла Крейцбург с Люцином — местом на границе с Полоцким княжеством к северу от Западной Двины. На этом пути крестоносцы возвели несколько крепостей, и две из них мы посетим — замок Розиттен и названный уже Люцин. Примерному расположению упомянутого пути соответствует современное шоссе, соединяющее Екабпилс с Лудзой. По нему мы отправимся в дальнейшее путешествие.

Природа в этих местах не столь живописна, как в окрестностях Краславы, — местность ровная, встречаются болота, невысокий лес вечно окутан дымкой влажных испарений. В окрестностях огромного Лубанского озера находили свое последнее пристанище не только крестоносцы, но и многие солдаты и повстанцы, занесенные сюда войнами, революциями, восстаниями. Первая остановка на пути — Варакляны.

Впервые Варакляны упоминаются в 1583 году как владения ливонского орденского магистра Борха. В 1784 году Варакляны называются местечком, а в 1928 году оно получает городские права. Сегодня городок — исключительно тихое место: небольшие домики, шоссе, гладь окружающих полей.

При осмотре городской застройки заметны две достопримечательности: дворец графа Борха с парком на пустынной восточной оконечности городка и костел в ее западной населенной части. От дворца к костелу ведет прямая аллея, начинающаяся в барском парке и незаметно переходящая в центральную городскую улицу, которая подводит к нарядному храму работы итальянского архитектора. Варакляны — его градостроительное детище: дворец, костел, парк, общая планировка принадлежат Винченцо Мазотто.

Дворец Борха

Утопающий в кронах деревьев вараклянский дворец графа Борха производит таинственное впечатление. Может быть потому, что с ним связано множество легенд. На самом деле графские палаты не столь уж древние. Построены они В. Мазотто в 1783— 1789 годах в стиле классицизма. В планировке проглядывают традиционные принципы: усадьба состоит из центрального объема, симметрично расположенных крыльев с флигелями по краям, однако новая эпоха наложила свой отпечаток.

В здании графского дворца как бы борются две тенденции — барокко и классицизм. Спокойный, уравновешенный ритм пилястр, горизонтальные членения и ровные ряды окон, подчеркивающие обширность дворца, его организующее начало по отношению к окружающей природе, открывают в нем рациональную эпоху классицизма. В то же время — некая барочная раздробленность декора лишает дворец той холодной представительности, которая подобает классицизму.

За дворцом раскинулся романтический парк с «Камнем любви», «Чертовым мостиком», каплицей Ядвиги, памятником В. Мазотто, извилистым потоком речки Кажавки, аллеями, полузаросшими прудами. Он — немое свидетельство тех времен, когда по всей Европе прокатилась мода на создание природных парков, сознательно противопоставляемых саду французского типа. Мода пошла из Англии; английский парк подчинял естественному пейзажу архитектуру и скульптуру, а также живопись в той мере, в какой художник-садовник был обязательно и живописцем, а живопись, подобно поэзии, вдохновлялась искусством парка.

Сейчас от вараклянского дворцового комплекса веет глубокой стариной. Но в пору своего появления он подражал последней европейской моде. Секрет в том, что хозяин дворца граф Михал Ян Борх был известным в Европе ученым и политическим деятелем и вместе с тем сентиментальным мечтателем — совсем в духе эпохи. Его прекрасно знали знаменитые люди своего времени, в частности И.-В. Гете, с которым М.-Я. Борх состоял в переписке.

Сын великого канцлера (премьер-министра) Речи Посполитой, зять балтийского генерал-губернатора Брауна, фаворит последнего польского короля Станислава II, Михал Борх занимал должность губернатора Витебска до первого раздела Польши в 1772 году. Он известен работами в геологии, признанными наукой только спустя десятилетия после смерти ученого. Ему принадлежит понятие «индикаторные растения», указывающие на присутствие в экологической зоне определенных металлов. Борх много путешествовал: объездил Швейцарию, Францию, Италию, написал обширные труды по минералогии Сицилии и Мальты. Борх состоял членом шестнадцати академий наук и научных обществ мира.

Последние двадцать лет жизни Борх провел уединенно в вараклянской усадьбе. Здесь он написал свое элегическое сочинение на французском языке «Сентиментальный сад в Вараклянах» (издано в Варшаве в 1795 г.), его идеи и мечтания воплощены в архитектуре дворца, парка и города.

Еще много десятилетий после кончины графа в 1811 году в вараклянском дворце хранились богатейшая библиотека Латгалии, обширная коллекция минералов и самоцветов, многочисленные памятники древности. Именем Борха назван один из видов брахиоподов (класс морских беспозвоночных животных) — Bicarinatina borchi.

Читайте также:

1 комментарий

  1. Евгений:

    Были во дворце, когда в прошлом году ездили в Латвию на новогодние праздники, сейчас там краеведческий музей Вараклян, в котором есть весьма интересные экспозиции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *