Binetti.ru

Поджо Браччолини – землевладелец

Е.В. Вeрнaдская. Поджо Браччолини – землевладелец // Культура и общество Италии накануне Нового времени. М., 1993. С. 102-108.

В 1980 г. широко отмечалось 600-летие со дня рождения одного из виднейших итальянских гуманистов – Поджо Браччолини. Особенно ценные научные инициативы были осуществлены флорентийским «Национальным институтом по изучению Возрождения (Istituto Nazionale di studi sul Rinascimento)». Здесь прошла конференция с докладами ученых различных стран; их тексты были опубликованы в 1982 г. В сотрудничестве с Институтом Возрождения были проведены встречи с администрацией коммуны Террануова, где родился Поджо и где находился его патримоний. Там была организована выставка, посвященная деятельности гуманиста, и издана книга Патриции Кастелли о жизни и творчестве Поджо. Библиотека города Ареццо осуществила фототипическое переиздание «Historia fiorentina» Поджо. Во Флоренции, в библиотеке Лаурениана, была устроена ценная и обширная выставка кодексов и документов, связанных с творчеством гуманиста. Важнейшим научным предприятием было критическое издание блестящих писем Браччолини, осуществленное Элен Харт.

Среди новых изданий, вышедших в связи с юбилеем Поджо,. мы остановимся на интересной публикации недавно введенного в научный оборот источника: рукописного кодекса, содержащего контракты Поджо Браччолини, составленные на покупку им земельных участков и домов, приобретенных преимущественно в Террануова. Это великолепное факсимильное издание, подготовленное одним из виднейших сотрудников Института Возрождения доктором Ренцо Ристори, вышло в свет в 1983 г. Р. Ристори также посвятил этим документам три статьи .

Двадцать четыре документа, заключенные в единый кодекс, не только содержат дополнительные данные для характеристики флорентийского землевладения; они вносят некоторые штрихи в облик самого Поджо и являются известным показателем ментальности эпохи. Несомненно, в целеустремленности приобретения новых земельных владений и создания в Террануова наследственного комплекса земель играло большую роль то, что Поджо пришлось фактически начинать с нуля; как известно, отец его был аптекарем, но малоудачным, вынужденным продать свои земли в Террануова; юный Поджо сначала зарабатывал деньги перепиской книг. Во Флоренции он сблизился с гуманистами и всю жизнь поддерживал дружбу со многими из них. Большую часть жизни Поджо прожил в Риме, занимая должность апостолического секретаря, где он скопил значительные средства. Как канцлер Флорентийской республики (1453–1459), он получал жалованье в 600 флоринов; многие подарки гуманист имел от именитых людей – Козимо Медичи, римских пап и т.д. Все эти доходы позволили Поджо с середины 1420-х годов активно приобретать земли. Особенно это относилось к покупкам в Террануова, записанным в документах, объединенных в изучаемый кодекс.

Примечательна судьба книги контрактов. Какое-то время рукопись хранилась у потомства Поджо, затем перешла к другому владельцу – антиквару Уго ди Лотто из фамилии Lotaringhe della Stuffa, герб которых помещен под заглавием книги. Видимо, Уго ди Лотто переплел рукопись и хранил ее в своей библиотеке. Затем след ее потерялся; она обнаружилась в XIX в. у английских букинистов. В 1908 г. кодекс был приобретен англичанином Гербертом Перси Горном (Horne), основателем флорентийского музея, у букиниста Бертрама Дауэлла (Dowell). Горн поместил рукопись в свой музей и там весьма ревниво хранил этот материал, не сообщив о нем швейцарскому историку Эрнесту Вальзеру, который в это время готовил подробнейшую биографию Поджо с широким привлечением документов, прежде всего нотариальных актов и кадастров. Только в 1964 и 1971 г. с кодексом контрактов познакомился крупнейший исследователь эпохи Возрождения П.О. Кристеллер, но рукопись, естественно, не вошла в «Iter italicum», так как она не была авторским произведением. Независимо от Кристеллера в 1979 г. кодексом заинтересовался Ренцо Ристори, которому сообщил о нем Уго Прокаччи, президент музея Горна. Так получилось, что оба ученых поместили заметки об этом кодексе в издании материалов конференции, посвященной юбилею Поджо.

Кодекс насчитывает 80 пергаменных листов, размером 208×295 мм, содержит 7 тетрадей; сюда были переписаны подлинные документы, свидетельствующие о приобретениях Поджо Браччолини в Террануова. Переплет выполнен в XVII или начале XVIII в. (картон с пергаменом с оглавлением: «Contratti di Compre di Beni di M. Poggio di Gucci Segretario Apostolico celebre Letterato e Istorico fiorentino, che fu de'Priori l’anno 1455». Под заглавием воспроизведен герб Lotteringhi della Stuffa с легендой: «Domini Ugonis domini Lotti».

P. Ристори предполагает, что тетради рукописи были заготовлены самим Поджо; уже употребление пергамена свидетельствует о важности актов, хранящихся в семье. Документы – оригиналы, а не копии. Все они записаны теми же нотариями, которые составляли отдельные документы, со всеми формулами, заверены знаками нотариев, что давало им законную силу. Очевидно, записи документов в один кодекс сделаны одновременно или в скором времени после их составления. Акты переписаны шестью нотариями. Письмо – частично готическое, частично небрежный и элегантный гуманистический курсив. Документы охватывают период с августа 1428 г. по май 1456 г. и записаны в хронологическом порядке. Как правило, они оформлены через прокураторов Поджо (преимущественно это ser Angelo di Pietro da Terranuova).

Каково содержание актов?

1) Покупка Поджо отдельных участков земли (pezza di terra) – одного, двух, пяти – 13 актов.
2) Покупка больших усадеб (podere) – 2 акта.
3) Покупка домов с огородами, садами, конюшнями и прочими службами – 9 актов.

В качестве продавцов выступают нотарии, купцы, доктор прав, приор монастыря.

Земли обрабатывались разными арендаторами, немногие – наемными рабочими; на больших усадьбах трудились медзадри.

Важно отметить, что земли и дома приобретались почти все в Террануова (лишь два дома и один участок земли куплены во Флоренции), т.е. речь шла о создании патримония, комплексного земельного владения, которое Браччолини хотел устроить как родовую наследственную собственность. Это подтверждается и тем фактом, что Поджо имел большую виллу в Террануова, часто жил на ней, написал там трактат «De nobilitate»; там же хранилась его библиотека и собрание статуй. Эту виллу гуманист часто упоминает в своих письмах; на ней постоянно жила его сестра с мужем. Само помещение документов в единый кодекс (а не хранение их в виде отдельных актов) свидетельствует о важности, которую придавал Поджо этому комплексу.

Факсимильное издание контрактов начинается с краткого введения, после чего следует предисловие Р. Ристори, содержащее пения об истории кодекса и характеристику некоторых документов. Публикацию самих документов предваряют краткие регесты актов на итальянском языке, составленные Р. Ристори. Они содержат дату, указание на объект сделки (покупка земель или домов), имена контрагентов и стоимость покупок. Очень важно, что в регестах упоминается наличие краткой записи документов в нотариальных книгах-протоколах, хранящихся в Государственном архиве Флоренции (Archivio di Stato di Firenze, Notarile antecosimiano), а также публикации или упоминания о них в труде Вальзера. Анализ этих ценных примечаний позволяет установить, что в нотариальных книгах сохранилось краткое содержание всех документов, переписанных в книгу контрактов Поджо. Только 4 документа не упомянуты в труде Вальзера. После регест следует факсимильное воспроизведение документов.

Документы кодекса содержат сведения лишь о части земельных приобретений гуманиста. Большое количество актов о покупке земель Поджо в зрелые годы приведено (частично или полностью) в уже упомянутом труде Вальзера, который использовал материалы Государственного архива Флоренции.

Лaypo Мартинес, американский ученый, написавший труд о социальном мире итальянских гуманистов, выявил картину карьеры Браччолини, определил его положение в социальном и имущественном плане. Р. Ристори, опираясь на эти материалы и на книгу контрактов, охарактеризовал приобретения гуманиста в Террануова и Вальдарно в различные периоды, подчеркнув при этом, что на Поджо, возможно, действовали семейные воспоминания и желание стать богатым там, где бедствовал его отец. Еще в 1409–1412 гг. его разорившийся ранее отец Гуччо приобрел (возможно, с помощью сына) в Террануова некоторые имущества и дом за 40 флоринов. Сам Поджо начинает интенсивно закупать земли в Террануова уже в 1427 г., а также дом в Виа Маестро за 180 флоринов; с 1433 по 1446 г., когда гуманист служил при папе Евгении IV, он приобретает участки земли и фруктовый сад в Террануова и две усадьбы в Вальдарно. Между 1446 и 1453 гг., находясь на службе у папы Николая V, а с 1453 г. будучи канцлером Флорентийской республики, Поджо купил три фруктовых сада и разные участки земли в Террануова.

Очерчивается большой комплекс земель, приобретенных Поджо: по подсчетам Р. Ристори (осторожно отмечающего их приблизительность в связи с неточностью документов, разным качеством земель), в Террануова и его окрестностях Поджо Браччолини владел 227 стайори посевных площадей (что составляет 45 гектаров) стоимостью около 1580 флоринов, а всего в районе Вальдарно – 95 гектарами земли стоимостью около 3300 флоринов (считая в среднем 7 флоринов за стайори); с этих земель он мог получить 1000–1200 стариев зерна (1 старий – 26 литров зерна).

Эти земли составляли только часть богатства гуманиста. Кроме Террануова, он имел и другие владения во Флорентийском округе, что следует из документов, приводимых Вальзером. В банке коммуны Поджо имел 3256 флоринов, в банке Медичи – 2500 флоринов; некоторое количество денег им было роздано в долги. JI. Мартинес установил, что П. Браччолини по кадастру 1357 г. платил налог с общей оценки имущества в 8500 флоринов; Мартинес подсчитал, что только 137 семей во Флоренции достигали такого уровня. О богатстве Поджо свидетельствует значительная сумма приданого, которое он дал за своей дочерью Лукрецией в 1456 г. – 1400 флоринов; для сравнения Р. Ристори отметил, что дочь одного из самых богатых людей Флоренции – Маттео Строцци получила приданое в 1000 флоринов, а Микеланджело за его Давида было заплачено всего 400 флоринов.

В свете всех данных о состоянии Поджо Браччолини ясно выступает значение книги контрактов, позволяющих проследить постепенный рост владений гуманиста в Террануова, извлечь дополнительные сведения о тосканском землевладении XV в., об особенностях оформления актов и т.д. Стоимость земель, приобретенных гуманистом в Террануова, как мы уже отмечали, оценивалась в 1580 флоринов, что составляло примерно 1/5 оценки его движимого и недвижимого имущества (8500 флоринов по кадастру 1357 г.).

Однако есть и некоторые другие аспекты привлечения внимания исследователей к кодексу. Его изучение в известной степени позволяет дополнить характерные черты, присущие гуманисту: его способности реалистично оценивать события и людей, его целеустремленность и практичность. Эти качества достаточно ярко выступают и в построении его карьеры в папской курии, его деятельности в качестве канцлера Флорентийской республики, в его исключительной интуиции, проявившейся в поисках новых античных кодексов. Книга контрактов свидетельствует о деловитости и целеустремленности гуманиста в хозяйственной деятельности, направленной не только на собирание земель для своего патримония, но и четкого и удобного объединения документов на свои приобретения в Террануова в едином кодексе.

Р. Ристори высказывает предположение, что Поджо, возможно, оставил и другие книги контрактов, которые не дошли до нас.

Еше более существенно то, что как раз в то время, когда Поджо начал энергично скупать землю в Террануова, он пишет свой замечательный трактат «De avaritia» («Об алчности», или «О жадности»).

Проблема накопления капиталов, богатства и бедности, как известно, занимала многих гуманистов. Процветание итальянских городов, успехи ранней буржуазии ставили перед гуманистами задачу выработать отношение к накопительству в этическом плане, оценить разные стороны этого явления в человеческой деятельности. Крупнейшие гуманисты – Леонардо Бруни, Лоренцо Валла, Маттео Пальмиери, Франческо Филельфо – в своих трудах и письмах так или иначе касаются этой проблемы. Н.В. Ревякина убедительно доказывает, «что при всей сложности и дискуссионности отношения гуманистов к богатству в гуманистической культуре налицо разностороннее оправдание богатств. Богатства оправдываются морально, подчеркивается их социальная полезность (с точки зрения процветания общества и государства и общественной благотворительности), а также важность их как средства общественного продвижения и личного благополучия».

Для Поджо Браччолини это была и глубоко личностная и нравственная проблема. Поднимаясь по социальной лестнице, обретая значительные средства, гуманист обдумывает все аспекты проблемы накопительства. В трактате, написанном в виде диалогов, в которых участвует Антонио Лоски, Чинчо Римский, Бартоломео де Монте- пульчано, Андреа Константинопольский, противопоставляются мнения собеседников об алчности, расточительстве, скупости, их полезности и вредности для общества. Подчеркивается порочность корысти, но в полемике с лицемерами-паразитами (под которыми подразумеваются нищенствующие монахи) провозглашается благотворительность накопительства. Так, Антонио Лоски утверждает, что «деньги ведь необходимы в качестве своего рода нервов, поддерживающих государство». Андереа Константинопольский различает «cupiditas» – желание, проникнутое внутренней мерой, и «avaricia» – безмерное и ненасытное желание. Стремление к обладанию (по мнению Андреа) хорошо в рамках необходимого и разумного. Поскольку трактат Поджо подробно изучен зарубежными и отечественными исследователями, мы не будем рассматривать различные мнения ученых вокруг этого трактата, тем более что Г.И. Самсонова недавно опубликовала перевод трактата на русский язык и написала специальную статью о «De avaritia». Нас интересует то обстоятельство, что тема о накопительстве занимала гуманиста, что он признает разумное обогащение, находя в нем оправдание в природе человека, и оценивает его как общественно-полезное качество, способствующее процветанию общества. Так связываются воедино творчество гуманиста и его практическая деятельность, что еще раз подчеркивает необходимость изучения всех сторон жизни гуманистов для понимания их творчества и создания их облика. Справедливо отмечает Э. Гарэн, что кодекс является известным свидетельством ментальности культуры Возрождения и что как «один из главных действующих лиц, создающих новую культуру, Поджо Браччолини в этом ценном манускрипте раскрывает идеи своего времени не менее, чем в блестящей словесности».

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *